Звук и смысл

Звуки речи – не просто самая маленькая единица языка и «строительный материал» для слов. Это ещё и значимая единица *. Звуки обладают значением, пусть и не таким, как слова **. Убедиться в этом можно, ответив на вопросы:
- Какой звук – И или О – вам кажется больше? (Скорее всего, О.)
- Какой звук грубее – И или Р? (Наверняка, Р.)
- Какой из звуков кажется лучше – Д или Ф? (Очевидно, Д.)


Такая значимость обусловлена характеристикой конкретного звука:

Звук Г «быстрый», потому что краткий (взрывной);
Ш – «медленный», потому что долгий;
Б — «сильный» не потому, что входит в слово бык и буйвол, а потому, что он твёрдый и звонкий.

Поскольку отдельные звуки обладают значимостью, то и сочетания звуков (слоги, слова) тоже её «приобретают». Так, редко встречающиеся, а также ударные и первые звуки в словах будут больше привлекать наше внимание:

Возьмём слово храп. Звучит очень неприятно, некрасиво, грубо… Попробуем поменять местами первый и последний звуки, получится прах. И хотя звуки остались те же, слово стало звучать менее грубо, менее жёстко.

Подобные наблюдения не новы. Ещё Платон высказывал идеи о связи звуков с качествами вещей: «быстрые» предметы получают имена с «быстрыми звуками», в названии «громадных» предметов находим «громадные» звуки.

Кроме того, выделяют и звукоцветовые соответствия (в каждом языке, по-видимому, свои). Для звуков русского языка характерны следующие цветовые значения:

А – красный,
Е – зелёный,
И – синий,
О – белый, светло-жёлтый,
Ы – чёрный, тёмный цвет и т.д.

Журавлёв А. П. Звук и смысл. — М., 1991.

* В современном языкознании звук рассматривается как одноплановая единица, т.е. звук имеет план выражения (форму), но не имеет плана содержания (смысла).

** Если лексическое значение соотносится с понятием, предметом, то фонетическая значимость – это впечатление от звука.

«Любовный треугольник»: А.Белый-Н.Петровская-В.Брюсов

Владислав Ходасевич – поэт, критик, историк литературы, покинувший Россию в 1922 году, находясь в эмиграции, пишет книгу воспоминаний «Некрополь» (Брюссель, 1939). Здесь воспоминания о поэтах начала ХХ века: А.Белом и В.Брюсове, Н.Гумилёве и А.Блоке, Ф.Сологубе и С.Есенине… Здесь же и трагическая история жизни писательницы Нины Петровской — возлюбленной А.Белого и В.Брюсова.

Н.Петровская

«Весной 1905 года, в малой аудитории Политехнического музея Белый читал лекцию. В антракте Нина Петровская подошла к нему и выстрелила из браунинга в упор. Револьвер дал осечку…» (В.Ходасевич «Некрополь»)

Так брошенная женщина пыталась свести счёты с любимым, который увлёкся другой (Л.Д.Блок). Из этого браунинга через 8 лет застрелится начинающая поэтесса Надежда Львова, возлюбленная другого поэта-символиста — Брюсова. Он сам подарил ей этот револьвер.

Нина Петровская — «истинная жертва декадентства» — тяжело переживает и разрыв с Брюсовым (их отношения начинаются как «союз против Белого», а перерастают в мучительный для обоих роман). Ему она отомстит (хоть и неосознанно), приучив к морфию.

А.Белый

В.Брюсов в «Огненном ангеле» (1908) с известной условностью изображает эту «любовную историю», выводя под именем графа Генриха Андрея Белого, под именем Рупрехта — самого себя, а за образом Ренаты скрывается Нина Петровская.

«Милый Рупрехт! Ты хорошо видишь, что так я жить больше не могу. Вся моя душа изойдет слезами: или меня придется положить в гроб, или стану я столь некрасива, что сама не захочу показаться на глаза тому, кого люблю. Надо выбрать что-нибудь одно: или жизнь — и тогда заботиться о жизни, или смерть — и тогда честно подать ей руку. Но ты знаешь, и видишь, и понял, что жить я могу, только если будет со мной Генрих». (В.Брюсов «Огненный ангел»)

В.Брюсов

В последние годы своей жизни, живя в нищете, Нина Петровская переходит в католичество и берёт имя Рената. Спустя несколько лет, покончила с собой в Париже.

Ходасевич В.Ф. Некрополь: Воспоминания.- М.: Советский писатель, 1991.

Брюсов В.Я. Огненный ангел. // Брюсов Валерий. Собр. соч. в 7-ми томах, т.4,  М.: 1974.