«Любовный треугольник»: А.Белый-Н.Петровская-В.Брюсов

Владислав Ходасевич – поэт, критик, историк литературы, покинувший Россию в 1922 году, находясь в эмиграции, пишет книгу воспоминаний «Некрополь» (Брюссель, 1939). Здесь воспоминания о поэтах начала ХХ века: А.Белом и В.Брюсове, Н.Гумилёве и А.Блоке, Ф.Сологубе и С.Есенине… Здесь же и трагическая история жизни писательницы Нины Петровской — возлюбленной А.Белого и В.Брюсова.

Н.Петровская

«Весной 1905 года, в малой аудитории Политехнического музея Белый читал лекцию. В антракте Нина Петровская подошла к нему и выстрелила из браунинга в упор. Револьвер дал осечку…» (В.Ходасевич «Некрополь»)

Так брошенная женщина пыталась свести счёты с любимым, который увлёкся другой (Л.Д.Блок). Из этого браунинга через 8 лет застрелится начинающая поэтесса Надежда Львова, возлюбленная другого поэта-символиста — Брюсова. Он сам подарил ей этот револьвер.

Нина Петровская — «истинная жертва декадентства» — тяжело переживает и разрыв с Брюсовым (их отношения начинаются как «союз против Белого», а перерастают в мучительный для обоих роман). Ему она отомстит (хоть и неосознанно), приучив к морфию.

А.Белый

В.Брюсов в «Огненном ангеле» (1908) с известной условностью изображает эту «любовную историю», выводя под именем графа Генриха Андрея Белого, под именем Рупрехта — самого себя, а за образом Ренаты скрывается Нина Петровская.

«Милый Рупрехт! Ты хорошо видишь, что так я жить больше не могу. Вся моя душа изойдет слезами: или меня придется положить в гроб, или стану я столь некрасива, что сама не захочу показаться на глаза тому, кого люблю. Надо выбрать что-нибудь одно: или жизнь — и тогда заботиться о жизни, или смерть — и тогда честно подать ей руку. Но ты знаешь, и видишь, и понял, что жить я могу, только если будет со мной Генрих». (В.Брюсов «Огненный ангел»)

В.Брюсов

В последние годы своей жизни, живя в нищете, Нина Петровская переходит в католичество и берёт имя Рената. Спустя несколько лет, покончила с собой в Париже.

Ходасевич В.Ф. Некрополь: Воспоминания.- М.: Советский писатель, 1991.

Брюсов В.Я. Огненный ангел. // Брюсов Валерий. Собр. соч. в 7-ми томах, т.4,  М.: 1974.

Русское зарубежье в воспоминаниях

«И вдруг перед самой войной раздались голоса: а что если от всей четверти века изгнания останется только литература? Пусть даже плохонькая, пусть едва живая, едва самостоятельная, но все-таки что-то сказавшая, а вся политика (непримиримости, соглашательства, «засыпание рва» и «углубление рва») есть нуль, который рассеется дымом, не оставив и следа?» (Нина Берберова «Курсив мой»)

После революции к началу 1920 г. из России эмигрировал 1 млн. 160 тыс. беженцев. В 1921 — уже более 2 млн. человек. Эти люди в той или иной степени формируют культурные центры русской диаспоры за рубежом. В эмиграции оказались Мережковский, Гиппиус, Ходасевич, Куприн, Бунин, Бальмонт, Ремизов, Набоков, Адамович, Цветаева и многие другие. Они печатались в русских зарубежных изданиях, а на родине их «заново открывают» лишь в 90-е годы.

В период с 1918 до 1986 гг. выделяют 3 большие волны эмиграции (некоторые исследователи насчитывают 6).
1. 1918 – 1940 гг.* Образуются русские культурные центры в Берлине, Белграде, Париже, Праге.

2. Период после мировой войны. Для русских эмигрантов происходит смена культурных центров: послевоенный Париж перестал быть столицей русского зарубежья, теперь центр культурной жизни переместился в Нью-Йорк.

3. С начала 1970-х годов начинается так называемая третья волна эмиграции.

Нина Берберова в автобиографии «Курсив мой» вспоминает о жизни в России и эмиграции; «познавая себя», рассказывает о встречах с писателями и поэтами, а также приоткрывает завесу литературного мира «русского зарубежья». Она пишет о Гумилёве и Блоке, Ходасевиче и Белом, Мережковском и Гиппиус, Зайцеве и Набокове и многих других. Кстати, Берберова одна из первых оценила масштаб В.Набокова, сказав, что появление его оправдывает существование всей эмиграции.

Набоков не только пишет по-новому, он учит также, как читать по-новому. Он создает нового читателя. В современной литературе (прозе, поэзии, драме) мы научились идентифицироваться не с героями, как делали наши предки, но с самим автором, в каком бы прикрытии он от нас ни прятался, в какой бы маске ни появлялся.

А вот, например, воспоминания Берберовой о Бунине:

1945
Август
8-го было мое рождение. С трудом достала полфунта чайной колбасы. В столовой накрыла на стол, нарезала двенадцать кусков серого хлеба и положила на них двенадцать ломтиков колбасы. Гости пришли в 8 часов и сначала посидели, как полагается, в моей комнате. Чайник вскипел, я заварила чай, подала сахар, молоко и бутылку красного вина и решила, что именинный стол выглядит вполне прилично. Пока я разливала чай, гости перешли в столовую. Бунин вошел первым, оглядел бутерброды и, даже не слишком торопясь, съел один за другим все двенадцать кусков колбасы. Так что, когда остальные подошли к столу и сели (в том числе С.К.Маковский, Смоленский, Ася и др.), им достался только хлеб. Эти куски хлеба, разложенные на двух тарелках, выглядели несколько странно и стыдно.

И ещё одна цитата вместо заключения:

Сейчас все люди, которые того хотят, могут научиться жить по вертикали со спокойной совестью: для этого необходимо три условия хотеть читать, хотеть думать, хотеть знать. Как сказал Ясперс: чихать и кашлять учиться не надо, но мыслям надо учиться. Разуму надо учиться. Разум не есть функция организма.

Берберова Н. Н. Курсив мой: Автобиография — М.: Согласие, 1996. 

*В 1918 году часть русских последовала за немцами и осела в Польше и в Прибалтике.
В 1919 году следует волна бегущих за французами из Одессы.
В 1920 году идёт поток из Новороссийска (за остатками войск Колчака). Образуется расселение русских в Китае. В этом же году (1920-м) в ноябре идёт эвакуация войск Врангеля из Крыма.
В 1922 году организована эвакуация 160 представителей научной и культурной деятельности на «философском пароходе».
В 1923 году оставалась последняя возможность такого полулегального выезда из России. В 1933 году во многих государствах (в том числе — в Латвии и Эстонии) меняется политический режим.

Весёлые рассказы для детей

Ваш ребёнок готовится стать школьником, и вы хотите в увлекательной форме рассказать о школьной жизни и шалостях учеников?
Может, ваш ребёнок уже знаком со школьной жизнью, а вы хотите поднять ему настроение, почитав вместе весёлые детские рассказы?
А возможно, вы сами хотите вспомнить беззаботные детские годы?..

В таком случае вам поможет сборник «Весёлых рассказов», куда вошли произведения 18 детских писателей, среди которых Николай Носов, Владимир Железников, Андрей Шманкевич, Юрий Сотник и др.
Смешные случаи, недопонимания, детская инициатива и выдумка, конфузы и приключения, отзывчивость и любознательность, — вот, с чем вы встретитесь, окунувшись в неповторимый мир детства.

Кто не шалил в школе?

«…Тут Лидия Петровна тоже посмотрела на нас и увидела Колю.
— Что с тобой, Воробьёв? — спросила она.
— Ничего, Лидия Петровна, — пробормотал Коля. Лицо у него стало совсем как свёкла. — Вот он почему-то не снимается, угольник этот.
— Та-ак, — протянула Лидия Петровна. — Как же это ты надел его?
— Я его не надевал, — сказал Коля, — он сам наделся.
— Странно! — проговорила Лидия Петровна. — Десять лет работаю с этим угольником, и он ни разу не наделся мне на шею…» (Тамара Лихоталь «Несчастливый человек»)

Кто не испытывал муки творчества при написании сочинения?

«…Как это, в самом деле, начать рассказ с буквы «М»?
Просидел час, два, три. Мрачные мысли метались в моём мозгу. Слова на «м» толклись перед глазами, как мухи, и ни одно из них не влезало в рассказ…
Неужели из них ничего нельзя склеить? Я решительно взялся за перо, и все слова на «м» мгновенно разбежались. Я застонал…» (Андрей Некрасов «Как я писал рассказ»)

Кто не фантазировал и не играл?

«…Скоро из комнаты раздался страшный рёв и вой, и спустя минуту в кухню долетел отчаянный Нюшкин вопль.
Это Миша, оказалось, нечаянно превратился в тигра, потом обратно в охотника, потом из охотника во льва. Лев прыгнул на Нюшку и защёлкал зубами…
Всё остальное бабушке не надо было рассказывать. Льву попало веником. Нюшке выдали шоколадную конфету вне очереди, но тишина простояла недолго…» (Борис Емельянов «Мама всё понимает»)

А ещё здесь о летних каникулах и праздничных спектаклях, о школьных мероприятиях и домашних обязанностях, о дружбе и о том, к чему может привести жажда славы.

Весёлые рассказы. Отв.ред. О.И.Романченко. Рисунки В.Добровольского. — М.: Детгиз, 1959

Мережковский Д.С. «Наполеон»: Русская кампания 1812 года

Дмитрий Сергеевич Мережковскийв середине 1920-х годов обращается к художественно-философской прозе. В работах этих лет — «Наполеон», «Иисус Неизвестный» и др. — он пытается через прошлое разгадать тайну будущего.

Д.С.Мережковский

Роман-биография «Наполеон» В романе Д.С.Мережковского император совсем не такой, каким его представляет Л.Н.Толстой в романе «Война и мир». По мнению Мережковского, у Толстого «мы видим тело Наполеона, но не лицо; но если и лицо, то, как часть тела, а не выражения личности». Мережковского же интересует духовная сущность Наполеона. Неудача  французской армии в Русской кампании 1812 года рассматривается как Рок: «Я потерпел неудачу в Русской кампании. Что же меня уничтожило… Люди… Нет, роковые случайности… Я не хотел войны, и Александр тоже; но мы встретились, обстоятельства толкнули нас друг на друга, и рок довершил остальное». На протяжении всего романа писатель держит в напряжении читателей; этому способствуют и повторы, и воодушевление самого автора. IV глава второго тома «Москва» посвящена историческим событиям 1812 года. Мы следуем вглубь России за французской армией, смотрим на происходящее глазами французского солдата и полководца. Какая она, Россия, увлекаемая роком?

22 июня 1812 года. Неман. Тот берег пуст. Где же русские? Великая Армия переходит через Неман… Русские переходу не мешали. Этому радовались все, кроме императора.
28 июля — Витебск… 17 августа — Смоленск. Думали французы, что русские не отдадут без боя святых ворот Москвы, с древней иконой Богоматери. Нет, отдали, только увезли Владычицу…

Наконец, бой! 5 сентября французы увидели русскую армию. Ночь накануне боя (Бородинское сражение) император плохо спал. Все просыпался, спрашивал, который час, и посылал узнать, не уходят ли русские; бредил, что уйдут… Первый раз в жизни Наполеон в бою не участвовал. Маршалы просят, молят подкреплений. Император велит подождать. Когда Наполеон дал, наконец, Гвардию, было уже поздно: русские отступили, оставив французам только поле сражения, где мертвых победителей, казалось, больше, чем живых.

14 сентября, Москва. Наполеон ждет депутатов, чтобы начать переговоры о мире, и вдруг узнает, что Москва пуста. В ту же ночь узнает, что Москва горит. Пять дней будет гореть. Тушат французы, но не потушат… Кремль осажден пламенем. Жар так силен, что, когда император смотрит из окна, стекла жгут ему лоб. Так вот чем ответила ему Россия — самосожжением.

13 октября выпадает первый снег. 19-го, Великая Армия — уже не великая, а малая — едва шестая часть ее — выходит из Москвы, по Калужской дороге, и начинает отступление.
28-го, ударил мороз, а 8 ноября французов застигла такая вьюга, что они задыхались от ветра, падали и уже не вставали. Вьюга наметывала на них сугробы, как могильные холмики… Сто тысяч французов вышло из Москвы, а недели через три осталось тридцать шесть тысяч, да и те — живые трупы. После огненного ада ледяной…

Мережковский считал, что его книга о Наполеоне (создана в эмиграции, печаталась главами в 1927 году, отдельным романом вышла в Белграде в 1929-м) останется непрочитанной, т.к. историк-прагматик будет ощущать лёгкую обиду, потому что многие цитируемые факты для него чужды; для литератора здесь нет поля литературного; обыкновенный читатель не станет читать эту книгу.
Что касается историка, то ему, предположим, эта книга будет любопытна хотя бы списком использованной литературы (комментарии с источниками цитат занимают 25 страниц мелким шрифтом). Литератору, например, интересно будет сравнить описание Наполеона в одноимённом романе Мережковского с образом Наполеона из романа-эпопеи Толстого «Война и мир». Для остальных это будет захватывающим чтением, ведь историко-философский роман написан увлечённым своей идеей писателем.
В России роман Мережковского был опубликован в 1993 году и с тех пор несколько раз переиздавался.
Мережковский Д.С. Наполеон. — М.: Республика, 1993

Мифологическая основа фольклора: божества

Из фольклора мы узнаём о древнейших представлениях людей о мире и об устройстве вселенной. Первоначально возникают боги, связанные с созданием мира и природных явлений (боги огня, земли, воды, ветра). Затем выделяются боги по функциям (богиня деторождения, земледелия, войны). Все божества можно разделить на Высшие (боги) и Низшие (демоны).

Высшие:

Перун – бог грома, он же – покровитель дружины. Предстаёт как пожилой мужчина с серебряной головой и золотыми усами. Идолы Перуна ставились на возвышенности. Отсюда возникла традиция ставить храмы на возвышении.
Считается, что образ Ильи Муромца заменил Перуна.
Дуб – символическое дерево Перуна.

Ярила (Ярило) – бог солнца и весеннего плодородия. С ним связан культ почитания весны (сохранил почитание до 20 века). После принятия христианства эротический характер культа Ярилы был преобразован в праздник плодородия земли.

Велес -  бог скотины («скотий бог»), покровитель домашних животных, бог богатства. Во времена христианства Велеса заменили образом Власия. Велес становится на ступень ниже, т.е. злым духом (отсюда и внешний вид близкий чёрту). С культом Велеса связана «Волосова бородка» (несжатая часть хлебных злаков на полях, оставленная в дар Велесу).

Святой Власий с животными. Фрагмент русской иконы XV века

Мокошь – богиня воды, болота, земли. Изображалась с большой головой, длинными руками и большой грудью. Позднее богиня становится демоном. Меняется и внешний вид: теперь это вредная старушка, которая по ночам прядёт в избах. Типологически Мокошь близка греческим Мойрам, прядущим нити судьбы.

Марена (Морена) – воплощение смерти, зимы и оборотничества (обладала способностью колдовать). В виде Мары делали кукол, которые сжигались на праздниках (как Иван Купала, Кострома). Участие в обряде выноса Марены являлось своеобразным оберегом от несчастий (смерти, болезней, потери урожая).

Навь – воплощение смерти. Предстаёт как мертвец, скачущий на невидимом коне. У восточных славян существовал особый Навий день. Это день поминовения умерших (позднее приурочен к последнему четвергу великого поста).

Низшие (демоны):

Они подразделяются на внутренних (живут в доме, на пастбище) и внешних (обитают в лесу, водоёмах). Они могут быть злыми и добрыми.

Домовой -  обычно маленькие, бородатые, невидимые старички. Имеют хозяек. В каждом углу дома есть свой хозяин со своей хозяйкой. Выделяются также Подпольщик (живёт под полом), Дворовой, Банник, Овинник (живёт в местах, где хранится зерно). Овинник часто дерётся с Банником.
В доме, чтобы домовые не ушли (уход домового – большое горе) оставляли им еду. А перебираясь жить на новое место, домового следовало позвать с собой (он переезжал на домашнем животном или сам принимал вид животного). Отсюда и традиция – первой запускать в новое жильё кошку. От отношения домового зависело здоровье скота.

Леший – хозяин леса и зверей. Владел стадами: мог пригнать стадо к охотникам. Пугал людей (часто своим смехом), «крутил» в лесу, сбивал с дороги, путал тропинки, мог увести ребёнка. Он мог принимать облик любого человека, зверя или птицы. Выделялись также Лешихи – неряшливые и некрасивые женские духи леса — жёны Леших.

Водяной – безобразный старик с огромным животом, путаной бородой. Жил в движущихся водах, имел много жён – русалок. Зимой Водяной спит на дне реки, а когда просыпается, — начинает ломать лёд. Устраивает водовороты, наводнения, топит людей. Водяницы – женские духи воды.

Болотник — жил в стоячей воде (в болотах). Болотник связан с Мельником. Крестьяне считали, что если мельница построена хорошо, удачно, то водяной (болотник) получил хороший оброк.

Русалки – либо утопленницы, либо дети, умершие до крещения. Изображаются с длинными зелёными волосами. Вредоносные духи: могут защекотать до смерти или утопить. Русалки любят резвиться в злаковых полях (считалось, что там, где бегают русалки, всходы ржи становятся гуще).

Мавки – разновидность русалок. Злые духи. Спереди выглядели так же, как человек, а спины не было, поэтому сзади были видны все их внутренности. Считалось, что мавками становятся мертворождённые младенцы, а также люди, родившиеся или умершие на Троицкой (Русальной) неделе.

Кикимора – домашний дух. Женщина невидимка, которая пугает детей, путает пряжу, а также вредит мужчинам и домашним животным. Появление её в доме свидетельствовало о неблагополучии (дом построен на «нечистом» месте или Кикимору «напустили» при постройке дома).

Лихо – худая страшная женщина без глаз. Иногда – великанша, пожирающая детей. Воплощение злой доли.
Выделяются также Лихорадки, Трясовицы – демоны болезней. Всего таких 12, и у каждой из сестёр свои обязанности.

Шуликуны – ростом с кулачок, погубленные матерями младенцы. Редко появляются поодиночке. Поднимают метель. Тяготеют к пьяным: утащат в сугроб, забросают снегом, собьют с дороги. Появляются накануне Рождества, а исчезают уже после Крещения.

О мифических и христианских персонажах, о древнейших представлениях о мире и природных явлениях, о жизни и смерти, обрядах и традициях славянских народов и о многом другом читайте в книге
Славянские древности. Этнолингвистический словарь в 5-ти томах/ Под общей ред. Н.И.Толстого. – М.: Международные отношения, 1995, 1999, 2004, 2009, 2012.

Сказки на спор

Первая из «русских сказок» В.А.Жуковского возникла в ходе своеобразного состязания с А.С.Пушкиным. Оба поэта в 1831 году взялись сочинить по сказке в русском фольклорном духе. Источником послужила запись, сделанная Александром Сергеевичем со слов его няни Арины Родионовны. Итог этого состязания:

  1. «Сказка о царе Берендее, о сыне его Иване-царевиче, о хитростях Кощея бессмертного и о премудрости Марьи-царевны, Кощеевой дочери» Василия Андреевича Жуковского и
  2. «Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди»  Александра Сергеевича Пушкина.

Из 6 сказок, созданных Жуковским в 1831-1845 годах, три написаны в духе русских народных сказок. Пушкин тоже стремился чуждые сюжеты передать так, чтобы они стали подлинно-национальными.

В таблице приводятся источники сказок
В.А.Жуковского и А.С.Пушкина

Жуковский

Пушкин

1. «Сказка о царе Берендее» (1831). Источник – Арина Родионовна, основана на русских фольклорных материалах. 1. «Сказка о Попе и о работнике его Балде» (1830). Источник – Арина Родионовна. Относится к сатире народного стиля.
Сказка должна была состоять из 3 основных тем:
1. сильный батрак на службе у хозяина,
2. состязание с чёртом,
3. лечение царской дочери. Последний мотив отпал.Впервые была опубликована Жуковским в 1840 г. под заглавием «Купец Кузьма Остолоп, по прозванию осиновый лоб». В тексте поп был заменен на купца. Подлинный пушкинский текст вышел в 1882 г.
2. «Спящая царевна» (1831). Основана на русских фольклорных материалах + западноевропейских литературных текстах («Спящая красавица» Перро и «Шиповник» Гримм). 2. «Сказка о царе Салтане» (1831). Источник – Арина Родионовна. Образ царевны Лебеди не сказочный, а песенный. «Белая лебедушка» в свадебных песнях – девушка-невеста— является символом девичьей чистоты и невинности.
3. «Война мышей и лягушек» (1831). Переложение древнегреческой шуточной поэмы Пигрета Карийского «Батрахомиомахия». 3. «Сказка о рыбаке и рыбке» (1833). Подобного сюжета в русском фольклоре нет. Переложение сказки Гримм «Рыбак и его жена».
4. «Кот в сапогах» (1845). Переложение французской сказки из сборника Шарля Перро («Дядюшка Кот, или Кот в сапогах»). 4. «Сказка о мёртвой царевне и о семи богатырях» (1833). Братья Гримм + мотивы русских народных сказок.
5. «Тюльпанное дерево» (1845). Переложение немецкой сказки из сборника братьев Гримм («О миндальном дереве»). 5. «Сказка о золотом петушке» (1834). Источник – У.Ирвинг «Легенда об арабском звездочете»  +  политическая сатира, написанная после конфликта Пушкина с Николаем I по поводу прошения поэта об отставке.
6. «Сказка об Иване-царевиче и сером волке» (1845). Наиболее значительная сказка Жуковского. Последние изменения внесены в 1848 г. Неоконченная «Сказка о медведихе» (1830). В рукописи без названия.

Семенко И.М. Жизнь и поэзия Жуковского. — М., 1975.
Азадовский М.К. Литература и фольклор: Очерки и этюды. — Л., 1938. 

 

Предсмертные письма Марины Цветаевой (из «Дневников» Георгия Эфрона)

Георгий Эфрон (в семье его называли Муром) — сын Марины Цветаевой и Сергея Эфрона. Родился 1 февраля 1925 года в пригороде Праги, погиб 7 июля 1944 года на 1-м Белорусском фронте. В течение нескольких лет он вёл дневник, который охватывает период с марта 1940 года по август 1943. Документ, долгие годы скрытый от исследователей, содержит рассуждения 15-16-летнего подростка о мировой ситуации 40-х годов, рассказывает о тяжёлых буднях и ударах судьбы, о семейной трагедии и многом другом.
Приводим фрагмент из дневника №10

Георгий Эфрон

31 августа — 5 сентября 1941 года

«За эти 5 дней произошли события, потрясшие и перевернувшие всю мою жизнь. 31-го августа мать покончила с собой — повесилась. Узнал я это, приходя с работы на аэродроме, куда меня мобилизовали. Мать последние дни часто говорила о самоубийстве, прося ее «освободить». И кончила с собой. Оставила 3 письма: мне, Асееву и эвакуированным. Содержание письма ко мне: «Мурлыга! Прости меня. Но дальше было бы хуже. Я тяжело-больна, это — уже не я. Люблю тебя безумно. Пойми, что я больше не могла жить. Передай папе и Але — если увидишь — что любила их до последней минуты и объясни, что попала в тупик». Письмо к Асееву: «Дорогой Николай Николаевич! Дорогие сестры Синяковы! Умоляю вас взять Мура к себе в Чистополь — просто взять его в сыновья — и чтобы он учился. Я для него больше ничего не могу и только его гублю. У меня в сумке 450 р. и если постараться распродать все мои вещи. В сундучке несколько рукописных книжек стихов и пачка с оттисками прозы. Поручаю их Вам. Берегите моего дорогого Мура, он очень хрупкого здоровья. Любите как сына — заслуживает. А меня — простите. Не вынесла. МЦ. Не оставляйте его никогда. Была бы безумно счастлива, если бы жил у вас. Уедете — увезите с собой. Не бросайте!» Письмо к эвакуированным: «Дорогие товарищи! Не оставьте Мура. Умоляю того из вас, кто сможет, отвезти его в Чистополь к Н. Н. Асееву. Пароходы — страшные, умоляю не отправлять его одного. Помогите ему с багажом — сложить и довезти. В Чистополе надеюсь на распродажу моих вещей. Я хочу, чтобы Мур жил и учился. Со мной он пропадет. Адр. Асеева на конверте. Не похороните живой! Хорошенько проверьте».

Вечером пришел милиционер и доктор, забрали эти письма и отвезли тело. На следующий день я пошел в милицию (к вечеру) и с большим трудом забрал письма, кроме одного (к эвакуированным), с которого мне дали копию. Милиция не хотела мне отдавать письма, кроме тех, копий. «Причина самоубийства должна оставаться у нас». Но я все-таки настоял на своем. В тот же день был в больнице, взял свидетельство о смерти, разрешение на похороны (в загсе). М. И. была в полном здоровии к моменту самоубийства. Через день мать похоронили. Долго ждали лошадей, гроб. Похоронена на средства горсовета на кладбище…»

Георгий Эфрон «Дневники». М.: Вагриус, 2004. Т. 1. 1940—1941 годы. Т. 2. 1941—1943 годы. 

Приданое любимой внучке, или «мёртвые души» по Гончарову…

Накануне свадьбы Александра Сергеевича Пушкина и Натальи Николаевны Гончаровой (1830 г.) её дед — Афанасий Николаевич Гончаров — по-своему попытался решить проблему приданого для внучки. Состоись предсвадебная сделка — крупные долговые обязательства Гончаровых перешли бы к Пушкину.

Так, в дарственной сообщается, что Наталье Николаевне передаётся часть нижегородского имения — 300 душ  в селе Катунки. По официальным же данным в даруемой внучке деревне Верхней Полянке числилось не 300 «душ мужеска пола», а 281. Гончаров великодушно включил в документ и беглых крестьян, и ещё не появившихся на свет: «вновь рождённые тоже будут безраздельно принадлежать внучке».

Проект дарственной, составленный А.Н.Гончаровым

В то время крестьянская душа оценивалась в 400 рублей. Приданое в 120 000 рублей можно было бы назвать щедростью, если не учитывать того, что деревня Верхняя Полянка находилась в залоге Опекунского совета, и за ней числилось
168 000 рублей долгу.

М.Д.Филин Люди Имперской России. (Из архивных разысканий). — М.: НПК «Интелвак», 2000.

P.S. Известно, что сюжет «Мёртвых душ» (как и сюжет комедии «Ревизор») Н.В.Гоголю подсказал А.С.Пушкин. После смерти Александра Сергеевича (1837 год) Николай Васильевич работал над первым томом «Мёртвых душ»: «Когда я творил, я видел Пушкина. Ни одна строка не писалась без него».